• Поиск материалов
  • Поиск через Яндекс

Алжирская революция провозглавила равноправие

Не обошлось дело и без левацких искажений сущности этого движения, одной из главных черт которого была во многом успешная попытка нового поколения алжирских режиссеров создавать произведения на национальном материале, правдиво отображающие историю и современную жизнь страны, не имеющие ничего общего с примитивным «ориенталистским» кино и голливудскими стандартами, снимать фильмы, рассчитанные на открытый диалог с самой широкой аудиторией. Последнее Сиду Али Мазифу удавалось не всегда: две его предыдущие картины («Черный пот» и «Кочевники»), в которых режиссер последовательно старался отобразить борьбу рабочих и беднейших крестьян за свои насущные права, не имели большого зрительского успеха. Правдивость и искренность авторской интонации соседствовали в этих работах с нарочитой дидактичностью, что явно снижало степень их эмоционального воздействия на аудиторию.

На этот раз Мазиф, надо полагать, поставил перед собой задачу установить самый тесный контакт со зрителем, не проигрывая по части социальной остроты затронутой проблемы. Свои намерения режиссер осуществил вполне успешно.

В значительной степени этому способствовал уже выбор темы, поскольку вопрос о положении женщины в современном алжирском обществе относится к числу самых наболевших, и трудно предполагать, что его удастся решить в короткий срок. Дело в том, что алжирская революция, провозгласившая равноправие женщин и мужчин, не могла, естественно, в один миг покончить с властью древних обычаев, утвердившихся в мусульманской стране, длительное время находившейся в колониальной зависимости. В дореволюционном Алжире женщина страдала под двойным, даже — тройным гнетом: к угнетенному положению в семье прибавлялся гнет догматов корана, помноженный на общее бесправное положение, в котором держали алжирский народ колонизаторы. Революция покончила с колониальной зависимостью и немало сделала для изменения жизни народных масс, для развития экономики и культуры страны; изменилось и существование алжирских женщин. Многие из них получили образование, которого были лишены их матери, с точки зрения государства они — полноправные члены общества.

Однако государство не может вмешиваться в семейную жизнь, которая и в сегодняшнем Алжире во многом строится в соответствии с обычаями и психологическими стереотипами прежних времен; изменить их нелегко. Сид Али Мазиф точно отражает многие из этих реалий в своем новом фильме, избрав для постановки жанр семейной мелодрамы, не пренебрегая, кстати сказать, и комедийными приемами. Думается, что популярность жанра сыграла свою роль в том, что фильм с интересом смотрели даже те зрители, а их среди алжирской публики, разумеется, немало, которые отнюдь не разделяют взглядов автора. Режиссер, таким образом, преодолел психологический барьер, который в ином случае мог бы стать труднейшим препятствием на пути к людям, более других нуждающимся в разумных, но ненавязчивых уроках искусства.

Действие фильма начинается на кладбище, где молоденькой Мерием, ученице лицея, устраивают «смотрины»: мать девушки, овдовевшая несколько лет назад, считает, что дочь необходимо пристроить как можно скорее, поскольку материальное положение их семьи непрочно. Кладбищенская обстановка вступительного эпизода имеет оттенок символа — обычай заглазного сватовства мертв, а попытка родственников и свахи по своему разумению распорядиться будущей жизнью Мерием безнадежны. Однако исход затеи нам пока не ясен. Мерием, естественно, и думать не хочет о браке с незнакомым человеком, которого ей навязывают. Но до поры до времени ее главное и, пожалуй, единственное «оружие» — слезы... Лучшие бездепозитные бонусы собраны в одном месте